--










































 
Дом семьи Стариковых

Приветствуем вас в доме семьи Стариковых, который был первым перевезен из зоны затопления на новое место 1 мая 1953 года. 1 мая 1996 г. на доме была установлена мемориальная доска. Здесь развернута экспозиция, воссоздающая интерьер, характерный для домов ставропольчан второй половины 50-х годов прошлого века.
Дом Стариковых представляет собой избу-пятистенку, когда прямоугольная в плане изба  почти посередине разделялась капитальной стеной, рубленой одновременно с возведением всего сруба.  Такие избы строили в деревнях средней полосы России с конца XIX века. Пятая стена делила дом на жилую и хозяйственную зоны. Входная часть дома – сени, которые выполняли несколько функций:
- тепловой (ветрозащитный) тамбур;
- прихожая, где снимают одежду и обувь;
- холодная кладовая для продуктов;
- гостевая комната в теплый период;
- склад для разного инвентаря, не поместившегося в доме.
В доме Стариковых в сенях находился и сапожный стол со множеством ячеек, заполненных нужными мелочами, за которым работал Василий Константинович.

В сенях можно видеть разборный макет дома-пятистенка. На полках – вещи, уже не употреблявшиеся в хозяйстве. Например, чугунный рукомойник - приспособление для мытья рук и лица. Подвешивался за «ушки» над лоханью, при умывании его наклоняли за носик, из которого лилась вода. Умывались после сна, отправляясь  на работу, придя с работы, перед обедом и ужином, ложась спать.  Вода в сосуде считалась самой чистой – первый ковш воды, принесенной в дом, выливали именно в рукомойник. Для наших предков умывание было не просто гигиенической процедурой, но и неким магическим действом.

Рукомойник чугунный, вторая половина XIX века

Почетное место занимает угольный самовар. Тульский самовар в том виде, каким  мы его знаем сегодня, появился в первой половине 18 века. Конструкция его настолько совершенна,  что остается  неизменной веками.  Менялась только форма, материалы и художественное оформление.
Угольный самовар считается традиционным русским самоваром. Само название говорит о том, что в самоваре для нагрева воды применяется уголь. Но не всегда у простого человека была возможность приобрести уголь, поэтому  его заменяли другим доступным топливом – дровами, сосновыми шишками – главное, чтобы топливо во внутренне трубе самовара давало как можно больший жар.

Самовар. 1904-1917 г., Россия,  г.Тула  Фабрика  Б.Г. Тейле с сыновьями. Латунь,  дерево

Нашлось на полке место для угольного утюга, уступившего «поле деятельности» более современным электрическим собратьям.
Долгое время хозяйки пользовались классическим угольным утюгом.  Выглядел он как маленький ларец, открывающийся одним движением руки. Внутрь специальным совком  насыпали крупные горячие угли. Но, чтобы он «заработал», хозяйке нужно было активно махать им из стороны в сторону. Усовершенствованная модель утюга была снабжена трубой. Такой утюг  устроен по принципу русской печи: в нем есть труба и поддувало – за счет этих двух отверстий образуется тяга, угольки разгораются сами, и хозяйке уже не приходится размахивать утюгом.

Утюг угольный с трубой. Конец XIX в.

Здесь есть и прялка с ножным приводом – один  из самых древних механических помощников в домашнем труде. Проверенная не одним поколением рукодельниц,  она сочетает в себе рациональность, простоту и  удобство.  Использовалась для прядения льняных и шерстяных нитей при изготовлении холста и вязании.
Самопрялка пришла на смену старинным прялкам. Теперь пряхе не надо было рукой вращать веретено для скручивания нити – стало достаточно  нажатием ноги привести в движение колесо самопрялки, и нить, скручиваясь,  наматывалась на катушку. Главным достоинством самопрялки была её эффективность – в день можно было спрясть до полукилограмма шерсти.

Самопрялка. Первая половина XX в.

Из сеней дверь ведет в мультимедийную комнату;  раньше это была кухня с  русской печью.
В витрине окна выставлены предметы, сохранившиеся от взорванного во время перенесения города Троицкого собора. Малый зазвонный колокол, чаша-потир и центральная часть иконы-складня относились к церковной утвари. Кирпичи и ручки также  являются аутентичными частями собора – после взрыва собора людям разрешили разобрать уцелевшие кирпичи.

Малый колокол. 1867 г. Надписи: «1867 Г. Валдай Мастеръ Макаръ Яковлевъ Трошинъ». Бронза, литьё.

Складень (центральная часть). Вторая половина XIX в. Россия. Бронза, эмаль; литьё.

Из медийной комнаты вы попадаете в горницу или парадную комнату. В горнице отдыхали старшие члены семьи. В воскресные и праздничные дни вся семья собиралась здесь за чайным столом. По будням в горнице могли выполнять чистую работу, требовавшую хорошего освещения, прежде всего речь идет о женских рукоделиях – вышивке, шитье, изготовлении кружева и т.д.  Убранство горниц формировалось под влиянием городской, по преимуществу мещанской культуры того времени. Мебель стоит промышленного либо кустарного производства, хорошего качества – её берегли, передавали из поколения в поколение.

Мемориальная комната экспозиции дома Стариковых. Общий вид.

Слева у двери стоит буфет-горка. В античности под словом «bufetum» подразумевали богатый стол, уставленный различными яствами. Во французском языке это слово стало обозначать шкаф, где хранилась  особо ценная столовая посуда. В России буфеты имели широкое хождение, зачастую изготавливались из ценных пород дерева, пышно декорировались и становились поистине семейной реликвией, передавались от отца к сыну. В экспозиции представлен аутентичный деревянный буфет со стеклянными витринами, украшенный  резьбой. В буфете обращают на себя внимание тянутая  ваза цветного стекла, которую в просторечии именовали «Берц»  или «Берцовая кость»,  по причине сходства с одноименной костью. Такие вазы для одного цветка были необычайно популярны в 30-50-е годы прошлого века, обычно их ставили попарно на комоды,  серванты, столы. На 50-е годы прошлого века пришелся расцвет сложной резьбы холодными способами. Множество изделий выпускалось из цветного двухслойного стекла. Вариаций цветных накладных слоёв было множество благодаря технологическим изысканиям. Вазы покрывались сложной резьбой – на окне можно видеть красную хрустальную вазу с рисунком «Спасская башня».

Буфет-горка. Середина XIX в. Дерево, стекло.

Вазы.

Для 50-х годов XX века характерно изобилие декоративных элементов в интерьере.  Полочки в буфете украшены салфетками с вышивкой  ришелье.  Вышивка ришелье известна в Европе с XVII веке. Свое название она получила благодаря кардиналу Ришелье: он ограничил ввоз во Францию дорогостоящих итальянских кружев, и красивейшие кружевные узоры стали создавать местные мастера. Изделия, украшенные такой ажурной вышивкой, были привилегией знати. Нашим мастерицам она тоже пришлась по душе, в былые времена эта вышивка была одним из самых распространенных видов рукоделия – она украшала предметы домашнего текстиля, одежду. Ажурная вышивка красива, нарядна, и, вместе с тем, выполняется быстро и просто, не требует специальных приспособлений: контур рисунка обшивается гладью вручную или на машинке, затем ткань внутри рисунка вырезается.  

Салфетка белая с вышивкой ришелье по трем краям. 1950-е гг.

На полке буфета можно видеть два стакана с подстаканниками. Подстаканник – неизменный атрибут русского чаепития, не теряющий своего очарования и актуальности. Подстаканники появились в российском быту в начале XX века, когда в изготовлении посуды отказывались от фарфора и фаянса в пользу стекла. Чтобы горячий стакан не обжигал руки, его ставили в металлический подстаканник с ручкой. Распространено мнение, что за одним столом женщины пили чай из чашек, а мужчины – из стаканов с подстаканниками. Так или иначе, подстаканники стали играть роль предметов, украшавших обыденную жизнь: их часто делали на заказ, украшали резьбой и чеканкой.
Кольчугинский завод был одним из самых известных в стране производителей металлической посуды и столовых приборов.
подстаканник Кольчугинского завода с символикой VI Всемирного фестиваля молодёжи и студентов в Москве (1957 г.)

Подстаканник с символикой VI Всемирного фестиваля молодёжи и студентов в Москве (1957 г.) Коольчугинский завод.

В буфете вы можете увидеть несколько предметов с клеймом  Товарищества производства фарфоровых и фаянсовых изделий М.С.Кузнецова:  голубая сахарница,  белый сливочник с золотым ободком и затейливой ручкой в виде витого шнурка, тарелки, маслёнка «Голубь».
Товарищество М.С.Кузнецова было утверждено в 1889 году, в его состав входили восемь фарфорово-фаянсовых фабрик, в том числе заводы в Риге, Дулеве, Новгороде, Вербилках. На империи Кузнецовых держалась вся керамическая промышленность России. Кузнецовский фарфор отличался безупречным техническим  исполнением и изысканным декором. После революции бывшие кузнецовские заводы были национализированы, но в массовых изделиях сохраняли наработанные формы и декоры изделий. Маслёнка «Голубь» принадлежала семье Героя социалистического труда Александра Сергеевича Мурысева – секретаря  парткома «Куйбышевгидростроя» в 1953-1958 годах.

Масленка «Голубь». Начало XX в. Россия. Товарищество производства фарфоровых и фаянсовых изделий М.С.Кузнецова.

На второй полке буфета интересная статуэтка из костяного фарфора «Танцующая девочка».  Костяной – самый крепкий, самый твердый из существующих видов фарфора, имеющий цвет слоновой кости. В его состав входит костяная зола, он является стандартом для фарфора, производимого в Англии.  Статуэтка не совсем обычная – фигурка девочки качается на основании.

«Танцующая девочка». Костяной фарфор. 1950-е гг.

На стене у комода – декоративные полочки с пропильной резьбой. Легким, сквозным орнаментом с растительными или геометрическими мотивами, стилизованными фигурками животных и птиц украшали не только предметы интерьера. В такой же технике выполнялись узоры деревянных полос на наличниках и фасаде дома.
На комоде в рамке – фотография Раисы Стариковой в военной форме, Белоруссия, 1944 год.

На этажерке в углу комнаты – фото Григория Хорешко и Раисы Стариковой, Зинаиды Стариковой. На нижней полке - примета нового времени: электроутюг «Стрелка».  Специальный утюжок для отглаживания стрелок на брюках, а также для утюжки воротничков сорочек и галстуков изготовлен в 1964 г.

В простенке между окнами, выходящими на улицу, стоит большое зеркало с консольным столом. Предмет, который пользовался особым почтением и передавался в семье от отца к сыну. Консоль (с французского – укреплять, поддерживать) в мебели  - небольшой столик с одной или двумя ножками, одной стороной крепящийся к стене. Большие зеркала в украшенных причудливым декором рамах, установленные над консольным столом или над камином являются неотъемлемой частью интерьера в стиле рококо, широко распространенного в Европе в первой половине XIII века.  Здесь линии  спокойные, «усмиренные» пришедшим на смену рококо в конце XIII века классицизмом, но в крестьянских семьях такая мебель долго считалась престижным предметом, символом богатства и благополучия.

Трюмо: зеркало с консольным столом. XIX в. Дерево, стекло.

На полочке для книг справа у окна можно увидеть лампу керосиновую семилинейную. Это лампа, фитиль которой по ширине равен семи линиям, это примерно 18 мм. История керосиновой лампы началась в середине XIX века. Тогда помощники фармацевта львовской аптеки Ян Зег и Игнатий Лукасевич в результате опытов с нефтью получили керосин и бензин. А мастер-жестянщик Адам Братковский придумал, как использовать керосин для освещения. Он помог аптекарям сделать окончательную конструкцию керосиновой лампы, и с тех пор она  освещала дома горожан и сельских жителей, заменив в крестьянском быту лучину или каганец. И если в городах керосиновые лампы вскоре потеснило газовое освещение, в сельской местности керосиновым лампам не было замены до эпохи электричества.
На нижней полке в кожаном футляре фотоаппарат «Москва» - ручная складная плёночная фотокамера.  Семейство этих фотоаппаратов ведет свою родословную с 1946 года, когда в продаже появилась первая модель.  Аппарат в сложенном состоянии представляет из себя достаточно компактную плоскую коробку.  Корпус  аппарата выполнен из штампованного металла, оклеенного натуральной кожей, проклеенной изнутри черной тканью – для большей прочности и светонепроницаемости. Камера создавалась как вариант «семейного» фотоаппарата, который можно взять с собой на прогулку, в культпоход, на пикник.


Фотоаппарат «Москва». 1940-1950-е гг. СССР.

Соседствуют с фотокамерой часы-будильник дорожный фирмы «Kienzle» в кожаном футляре – трофейная вещь, принадлежавшая Григорию Хорешко. В начале 20 века компания «Kienzle» производила  недорогие карманные часы, дорожные часы и наручные часы для женщин, пользовавшиеся популярностью не только в Европе, но и в Америке.   Здесь же в рамке  - фотография Василия Константиновича Старикова.

Будильник дорожный “Kienzle” в кожаном футляре. 1930-е гг. Германия.

Из горницы можно заглянуть в девичью спальню. Все здесь украшено руками самих девушек: вышитые подзоры, покрывало и наволочки на кровати, салфетки на этажерке, накидка для абажура… На этажерке школьные учебники, деревянный пенал, чернильница-непроливайка - особого устройства чернильница, которую используют при работе с пером для письма или с перьевой ручкой. Горлышко чернильницы снабжёно направленной внутрь ёмкости конусообразной воронкой, благодаря чему чернила из неё не выливаются  при случайном опрокидывании. Здесь же фотография Ольги Стариковой.

На почётном месте, у окна, стоит ножная швейная машина  «Зингер» – незаменимая вещь в хозяйстве. Продукция компании Singer появилась в России в 1860-е годы. Впоследствии успехи продаж на российском рынке побудили руководство компании принять решение о создании собственного производства в России, в 1902 году, в городе Подольске.  Большинство ставропольчан использовали швейные машины для пошива одежды, а в семье Стариковых ею пользовался в основном глава семьи, делая заготовки для  обуви.

Машина швейная ножная Singer. Начало XX в. Singer Manufacturing Company. Германия.

На стене над швейной машинкой – фотография семьи Стариковых: Василий Константинович и Акулина Ивановна (в центре), их дочери (слева направо) Ольга, Наденька, Зина и Раиса, зять Григорий Хорешко и внуки Василий и Михаил. Ставрополь, 1951 год.

Семья Стариковых.

Еще одна ценная вещь, прикасаться к которой разрешалось только хозяину дома – настенные часы в резном деревянном футляре, немецкого производства конца XIX - начала  XX века.  Подобные часы были и у Стариковых, причем заводил их – и это был целый ритуал - только сам Василий Константинович.

Часы настенные маятниковые в деревянном резном футляре. Конец XIX – начало XX вв. Германия.

На стене рядом с часами в рамке коллаж из фотографий соседей Стариковых – ставропольчан (слева направо): известный ставропольский пекарь Николай Долгов со своим другом Дмитрием Левановым; Надежда Мазавина (Прасолова), студентка Куйбышевского пединститута; Пацкина Дора Наумовна, заведующая аптекой; Крашенинникова Вера Петровна, учитель математики ставропольской школы; Александр Тураев, секретарь Ставропольского РК ВЛКСМ; Григорий Васильевич Толстов, начальник сортировочного отдела ставропольской почты; Левицкий Роман Макарьевич, главный врач ставропольской больницы; Татьяна Малышева, Надежда Лукьянова, Мария Петрова, Вера Крылова – ставропольчанки, прошедшие всю войну, фото сделано в Румынии; Степан Солдатов.

И завершаем экскурсию  у предмета мебели, который продолжал использоваться  наряду с  новомодными шкафами и шифоньерами – сундуком. Как правило, здесь хранились вещи, которые редко использовались. Василий Константинович Стариков в сундуке держал инструменты и материалы для изготовления обуви, а также свою библиотеку. Сундук непростой – с музыкальным замком.

Сундук деревянный, обитый жестью, с затвором и ключом.


[ 05.02.2016 ]      [ ]      [ ]
 

   

 



 





 

""

()




445011, , . , . 39

(8482) 48-73-03 - -

(8482) 48-73-03 - -

(8482) 48-73-03 - -

(8482) 48-72-85 - -

(8482) 48-73-02 - -


http://www.musnasl.ru

  




    © "", 2015-2017. © - . 2014 ( )